23:42 

Grim Hatter
в былых раздумьях, засыпаю
осколки. глава 3

Старое пианино стояло в центре, недалеко от камина. Вся мебель была покрыта белоснежными простынями, защищая ее от пыли. На стенах висели портреты разных членов семьи, выполненные безымянной рукой мастера. Самый большой из них, висел над камином, с таким расчетом, что любой вошедший, смог бы поддаться очарованию семьи, которая была там изображена. Несмотря на то ,что со временем краски потрескались и потеряли свою яркость, восхищение, приковавшее столько взоров, она сохранила.
…Их было четверо…
Он и она, словно монаршая чета, сидели на высоких красных стульях. На нем элегантный костюм с высоким воротом, на ней сапфировое платье сложного покроя. Он смотрел прямо и снисходительно, мягко пожимая ее хрупкую руку. Она же, залитая румянцем, смотрит, слегка опустив веки. Густые черные локоны, легкой волной стекают по ее спине. Ее глаза, даже нарисованные, излучают мягкость и тепло.
По обе стороны от них, одетые на манер маленьких джентльменов, стоят два мальчика. Один, чуть выше и старше, стоит, положив руку на плечо отца, гордо подняв свою темноволосую голову. По другую сторону, точно также, положив руку на плечо матери, стоит мальчишка, на лице которого едва сдерживаемое веселье, словно всей своей позой, от так и хочет передразнить мальчика слева…
Картину обволакивает дым, столь неожиданно появившийся в этой гостиной…в полночь… покрывало еще секунду назад покоившееся на диване, валялось на пыльном полу, и теперь на викторианской мебели далеких времен, положив ногу на ногу, сидел Микаэлль. Его черные глаза, давно привыкшее к темноте, сейчас пытались свыкнуться с идиллией на картине…к детству…к брату. Их разговор, недельной давности, вышиб почву из-под его ног. Он ожидал от встречи чего угодно, но Макс удивил его…снова. Как жаль, что былое нельзя вернуть. Сидя в этой пустой комнате, при безмолвных свидетелях, Микаэлль сожалел о поступках и словах. Ведь, все могло быть по-другому. Горечь обиды жгло ему горло, как и тогда, когда проснувшись от раската грома, он понял, что брата больше нет рядом…

____
Максимилиан сидел задумчиво, вглядываясь, как чуть ранее светлые облака, наливались свинцом, предвещая сильный дождь. Из открытого окна дул легкий летний ветерок, который шептал о грядущем.
-кого я вижу?!- прозвучал довольный голос Микаэлля.
-это еще что?! – воскликнул он, ехидно поглядывая на торжественный наряд брата – это же форма для твоего посвящения!!!
- ну, мне уже 17 – смущенно ответил Макс, поправляя белоснежный манжет – церемония состоится завтра, а сегодня это прислали ради примерки.
-надо же! – произнес Микаэлль, с легкой ноткой зависти – а мне еще два года ждать! Так ты окончательно станешь главой семьи.
-да…- ответил Макс.
Повисло неловкое молчание. Обоим вспомнилась долгая процессия, которая провожала их отца. Смерть Константина Найтрейна для всех стало загадкой, для семьи – трагедией. Несмотря на внешнюю хрупкость Виктория Найтрейн, проявила стойкость, которую так ценил в ней их отец. И, все же, глядя в ее зеленые глаза, было ясно, что путеводная звезда, так долго освещавшая ее путь, погасла.
-ммм… мама очень горда тобой – хватаясь за соломинку, начал Мика, выбираясь из тех воспоминаний – она весь день что-то организовывает. Хочет, чтобы все прошло идеально.
-да – эхом отозвался Макс.
-ты не рад?
-очень рад. Я просто сильно устал.
-интересно… - вдруг серьезно произнес Микаэлль – а после посвящения, тебя возьмут в ряды ХеЛа?
На долю секунды Макс побледнел, но прежде чем Микаэлль успел это заметить, снисходительно улыбнулся и произнес:
- ну, почему из море вопросов, тебе в голову пришел именно этот?
-любопытно, знаешь, ли. Об отряде ХеЛа известно только то, что они напрямую подчиняются Верховной Власти, все остальное – тайна.
-и, что произойдет, если я туда вступлю? – неуверенно спросил Макс
-это же элементарно! Ты мне все выложишь, как на духу!
-ну, что за глупости!- с легким смешком сказал Макс, растягивая пуговицу тугого ворота.
-что это значит?!- возмущенно вскрикнул Микаэлль – ты собственного брата решил обделить?
Прежде чес Макс успел ответить, дубовая дверь открылась и в комнату вошла Виктория.
-мама, ты уже закончила?
-да, все готово. Максимилиан, думаю, тебе стоит лечь пораньше. Завтра будет очень тяжелый день.
-мам, мы ж не дети.
-разумеется, Микаэлль, тебе тоже следует отдохнуть и позволить брату насладиться тишиной.
-он мне вовсе не мешает. Но ты права. Мика…мы поговорим завтра, если ты не против. Я и правда устал.
Микаэлль хотел было возразить, но увидев мимолетный немой диалог между матерью и братом, внутри зародилось неприятное чувство того, что в доме поселилась маленькая тайна.
Ночью шел сильный дождь. Его шум напоминал предсмертную дробь, за которой шли раскаты грома. Очередной рев ночного неба, разбудил Микаэлля.
-чертова гроза!- сонно пробормотал он, и уже хотел забыться сном снова, когда заметил какое-то движение у двери. Он резко вскочил и включил лампу, но там ничего не было, кроме приоткрытой двери и любопытства, которое проснулось вместе с Микаэллем. Выйдя за порог, его встретил холодный коридор и тонкая полоска света, которая исходила из библиотеки в столь поздний час.
Заглянув туда, он увидел мать, которая неподвижно сидела перед камином, спиной к входящему Микаэллю.
-мам, что ты здесь делаешь? Уже так поздно.
Виктория медленно обернулась, и он увидел ее заплаканное лицо, которое несмотря на слезы, оставалось бесстрастным.
-знаешь, Мика, я ненавижу дождь. Особенно, когда он сопровождаем громом. Эти раскаты, своим грохотом, словно взывают о чем-то. Именно эти ужасные грохоты забрали Константина…они же, забирают и Максимилиана.
-что? О чем ты? Макс сейчас…- уже начал Микаэлль, когда спокойный голос матери произнес:
-церемония уже состоялась, Микаэлль.
-а…Макс..
-прости меня, милый – сказала она вставая с кресла. Виктория очень нежно прижала к себе сына, боясь его ранить следующей фразой.
-и он ничего не оставил? – тихо спросил Микаэлль, еще не до конца осознавая происходящее.
-только нас…
Этот теплый шепот, наполненный слезами, не раз посетит Микаэлля в снах.
___

@темы: мое творчество

URL
   

Sumire

главная