22:53 

Сон Семи Ночей. глава 3

Grim Hatter
в былых раздумьях, засыпаю
Ночь третья.
Красный занавес.
Погребенные тишиной,
Нас разбудит холод…

В оперном зале слышится оживление толпы, и их нетерпение передается мне. Я делаю глубокий вдох, позволяя легким, наполнится ароматом благовоний, который создают вокруг меня искусственный туман. Я слышу их напряженный шепот, я чувствую их томление. Не переживайте, я скоро приду. Я наполню ваши сердца радостью и накрою волной наслаждений. Только ждите, совсем скоро занавес подымется и вы увидите меня.
Занавес поднимался медленно, с таким расчетом, чтобы сердца ожидающих успели наполниться трепетом и восхищением, когда они увидели примадонну. Высокая богиня взирала на них, укутанная красным шелковым облаком. Ее белые руки нежно убрали черные волосы с лица, открывая зрителю прекрасное лицо исполнительницы. Глаза, цвета темного шоколада, ласково, с любовью, смотрели на зрителей, которые любовались ею затаив дыхание. Послышалась музыка – тихая и беспокойная, зал притих. Чуткие скрипки просили девушку петь, виолончель присоединилась к сестрам, надеясь уговорить диву, но она лишь с улыбкой ждала, когда все инструменты заговорят с ней в один голос. Смятение и беспокойство, исходившие из-под пальцев музыкантов, накаливало состояние в зале, тяжелое дыхание, выдавало некий страх. Собравшиеся боялись не услышать голоса прекрасной певицы, но она этого, словно не замечала.
И вот, когда уставший оркестр, стремительно сорвал последнюю высокую ноту и замер, зал наполнил голос. Голос настолько прекрасный и неземной, что у зрителей на глазах навернулись слезы. Были то слезы облегчения или радости невозможно было сказать, но приглушенные рыдания сопровождали дивное исполнение, становясь его незримым аккомпанементом. Зрители тянули к ней руки, расталкивая друг друга, бросая злобные взгляды, топча упавших, лишь бы коснуться этого чуда, лишь бы обладать этой красотой. Девушка пела, а по залу сначала тихо, потом громко раздавалось отчаянное «Моя!».
Оркестр давно перестал играть. На том месте, где восседали музыканты, валялись тряпичные куклы. Толпа еще секунду назад так страстно рвавшаяся к сцене валялись кто на полу, кто, облокотившись на кресла; их бесцветные глаза были широко открыты, а с губ стекала кровь.
Стены оперы рушились, открывая зимний пейзаж, а на сцене весело кружила прима, развевая подол своего шелкового тумана. Ее звонкий смех вместе с падающими снежинками ложился на мертвые тела.
-нет, ну, ты видел? Видел? Ну, разве это было не прекрасно?- весело спросила она тень, которая уверенными шажками поднималась на сцену.
-прекрасно? Нет! Это было восхитительно!- воскликнул мальчишка 10 лет , в его зеленых глазах горел ясный огонек, а лучезарная улыбка была красноречивее слов.
-я бывал на многих ваших концертах, миледи Фебрис, но сегодняшнее представление было выше всяких похвал!
-ты правда так думаешь?- спросила девушка изображая наигранную тревогу – мне казалось, что во время второго куплета я сфальшивила.
- что вы, миледи! Не одно создание во вселенной не сравниться с вашим дивным пением и красотой! Не может быть, чтобы вы могли сфальшивить, даже нарочно!- его детское восхищение вкупе с негодованием были такими искренними, что Фебрис невольно улыбнулась.
-как приятно видеть такую чистую преданность. Надеюсь, ты не растеряешь этого качества в будущем, мой маленький Кларибель? - ласково спросила девушка, наблюдая как мальчишка покраснел от негодования и смущения.
-пока есть возможность слышать ваше пение и составлять вам компанию, этого не случится.
-а, что это в кармане?
-о! простите! Я заслушался и совсем забыл!- красный, как рак, он протянул ей обожженный конверт, где в пепле таилось послание:
«Кроткая Фебрис,
в беззвучной тиши, сотки мне мелодию,
жду на празднике СнаСемиНочей,
с любовью,..»
-вот это да!- воскликнула девушка, рассматривая конверт, который она ждала много лет- открывай врата, Кларибель, мы идем в гости!
Торопливо и неумело, Кларибель призвал врата, и с неимоверным усилием открыл их.
-смотри не надорвись, дорогой! Так и знала, что тебе рановато их доверять.
-все в порядке- ответил ей мальчик, лицо его было бледным, но он все равно довольно улыбался.
-тогда пошли. Проводишь меня.
-правда? можно?- не веря своим ушам, спросил он, наблюдая, как его повелительница грациозно спускается со сцены, чтобы пройти на другое измерение. Мягко потрепав каштановые волосы мальчика, она сделал жест, чтоб он пошел впереди. Она смотрела, как Кларибель важно шел впереди, осознавая все доверие, которое ему оказали, и беззвучно смеялась его юности. Сначала за ними закрылись врата, а после опустился красный занавес.

@музыка: убаюкивающее мурлыкание

@настроение: спать, сон, с....о....н......хррррр....

@темы: ориджинал

URL
   

Sumire

главная