Grim Hatter
в былых раздумьях, засыпаю
Ночь пятая.
Мерцающая свеча.
Мерцающая, в ночи,
я найду приют…
Три месяца назад, во время праздника Весны трое неизвестных схватили ни о чем неподозревающего молодого человека и бросили его вглубь темницы. Никто этого не заметил, и, даже, узнав, не стали особо удивляться. Это был не первый случай, когда власти города устраивали себе такую забаву. Но никто не возмущался, никто не роптал, лишь по вечерам собираясь в местном трактире, они шепотом гадали, когда закончится эта тирания.
Глубоко под землей, лишенный света и других указателей на смену дня и ночи пребывал тот парень. В темнице было очень темно, не было даже легкого намека на свет. О том, что там может кто-то находиться говорило только тяжелое с хрипотцой дыхание и звон цепи. Юноша не мог поверить, что очутился здесь. Сколько раз он слышал, как люди перешептывались о том, что пропадают жители, но с трудом верилось, что теперь он должен стать игрушкой, забавой для надзирателя и его компании. Заломанные руки болели, каждая клеточка его тела ныла, не давая уснуть. Да, и зачем ему сон, когда эти животные, которые только относительно носят название «человек» приходят поиграть, стоит ему просто подумать об отдыхе. Две недели назад, когда после очередного улюлюканья и избиения он потерял сознание и не приходил в себя, надзиратель позвал врача. Тот, морщась от невыносимого запаха, стоявшего в камере, брезгливо ощупал пульс парня и сообщил, что через неделю можно будет продолжать. Как же сильно он возненавидел его за это. «Уж лучше бы ты сказал, что я умру» , в сердцах подумал тогда парень, но чудо не произошло.
Спустя две недели, парень почувствовал запах спиртного, а затем словно подтверждая его догадку, в камеру ввалился надзиратель. В том, что он был пьян, у парня не было никаких сомнений, и то, что сегодня он был веселее обычного, было плохим знаком.
Подойдя к парню, он схватил его за волосы и сказал глухим голосом:
-знаешь, мне с тобой повезло! Из всех моих игрушек, ты самая живучая!- он рассмеялся во весь голос, довольный сказанным. Он резко отбросил парня назад и продолжил:
-хорошо жить на свете, ты так не считаешь?- но не получив ответа продолжил - как сын мэра, говорю тебе «Жить – хорошо!» –и он снова рассмеялся, потягиваясь за бутылкой. Вытерев рот рукавом своего мундира, он вновь обратился к парню:
- не смотри так! Я добрый человек, поэтому, позволю выбрать тебе свою смерть.
Если бы он был полон сил, он бы с удовольствием ударил его мерзкую рожу, но в его состояние, он мог только шевельнуть пальцем. Ему сейчас было так обидно, что его жизнь должна оборваться здесь, да еще от рук такого человека.
-готов исполнить твое желание- вновь послышался глумливый голос надзирателя, который вырвал парня из своих мыслей. Привыкшие к темноте глаза узника видели его маленькие поросячьи глазки, которые сейчас излучали удовольствие.
-но, если ты попросишь пощады, я продолжу игру, я ведь добрый.
Тяжело откашлявшись , шепотом, парень сумел выдавить из себя только это:
-Хочу, чтобы ты умер…- надзирателя передернуло. В злости он выхватил нож и начал с остервенением вонзать его в парня.
-я не умру! Я не умру! – кричал мужчина, пока не понял, что стоит в лужи крови. – мерзавец сломался раньше времени- недовольно проговорил он, подобрал бутылку, нож и ушел, шаркая ногами.
В темнице повис запах крови. Дверь камеры была приоткрыта, и не спеша, туда зашла девушка. Ее волосы мерцали в темноте, словно огонек свечки. Опустившись рядом с парнем, она коснулась его холодной щеки.
-ты, наконец-то уснул – тихо произнесла девушка. Ее туфли и подол плаща были испачканы кровью, но она сидела рядом с ним, и, казалось, напевала колыбель.
-будете так сидеть, то платье испачкаете, миледи – прозвучал ласковый старческий голос.
-посмотри, Миранда, он спит. Столько ночей он молился, чтобы закрыть глаза и не просыпаться. У него на лице улыбка. – задумчиво произнесла девушка, платком оттирая его лицо.
-значит, его молитвы услышаны – улыбаясь, ответила ей женщина, убирая седой локон за ухо.
-не смейся над ним, Миранда!- грозно проговорила девушка все еще сидя рядом с парнем.
-прошу простить мою грубость, миледи Люцерна, я не подумала, что вы так сильно будете симпатизировать смертному – робко ответила ей Миранда, всем своим видом прося снисхождения.
-я должна была хоронить его – тихо произнесла Люцерна – но умереть он должен был не здесь, и это расстраивает меня.
-быть может, это подымет вам настроение? – с хитрецой произнесла Миранда, отдавая ей обожженный конверт, где было написано:
«Мерцающая Люцерна,
Во тьме ночи, я подарю тебе приют.
Жду на празднике СнаСемиНочей.
С любовью,..»
-ждешь, значит? – насмешливо проговорила Люцерна подымаясь с места – идем, Миранда, стоит поспешить, не то она вновь начнет язвить в мой адрес по поводу и без.
-с вашего позволения, я открою врата- сказала Миранда, и ждала, пока ее повелительница пойдет следом. Но девушка смотрела в противоположную сторону и загадочно улыбалась.
-иди вперед, Миранда, я догоню.
Понимая, что перечить сейчас ей не стоит, женщина пошла открывать врата, наблюдая, как ее госпожа быстрыми и уверенными шагами идет к лестнице.
Люцерна слышала довольный мужской смех, который доносился из-за двери. Она спокойно прошла сквозь дверь и смотрела, как надзиратель просматривает дела горожан. В левой руке он держал ручку и делал пометки. На одной из бумаг, где красовалось женское имя, он вписал «следующая игрушка». Потом, взяв бутылку, он начал пить прямо из горлышка, делая небольшие паузы. Внимательно наблюдая за ним, девушка взяла окровавленный нож, который лежал позади него, и глубоко вонзило его в яремную вену мужчины. Она очень аккуратно проводила лезвием по его горлу, не позволяя ему вырваться. Затем отошла и начала наблюдать, как он бьется в конвульсиях. Довольная увиденным и сделанным, она вышла оттуда и пошла обратно к ожидающей ее у врат Миранде.
-вижу, ваше настроение улучшилось, миледи Люцерна- радостно проговорила женщина, заметив блеск в глазах девушки.
-да, мне определенно стало лучше – проговорила она, заходя в врата.

@темы: ориджинал