00:56 

Сон Семи Ночей. глава 6

Grim Hatter
в былых раздумьях, засыпаю
Беззвучная молитва.
в безмолвной тиши,
я вознесу молитву...
Десятки свечей освещали скромное убранство маленькой деревенской церквушки: аккуратно расставленные в ряд скамьи; простые, но от этого не менее красивые подсвечники были выставлены вдоль стен. У подножия алтаря в этот поздний час, перебирая бусы четок, сидел отец Кристоф. Он уже был немолод - испещренный морщинами лоб, выдавал в нем человека всю свою жизнь проведший в раздумьях, его некогда сильные руки, сейчас била мелкая дрожь. Священник Кристоф считался очень набожным человеком, его уважали прихожане, к нему обращались за советом, словом искали в нем утешения. Ему всегда удавалось найти правильный путь к прихожанам, и, неважно, насколько страшна порой бывала безымянная исповедь, он никогда не осуждал говорившего.
И, сегодня, перебирая последнюю бусину, он думал, что уже можно пойти обратно в келью, когда послышался скрип входной двери. Повернувшись на звук, он пытался разглядеть вошедшего, но его старческие глаза не могли справиться с такой задачей. Поэтому он просто стал ждать, когда неизвестный просто подойдет поближе к свету.
-добрый вечер - послышался из темноты приятный голос.
-добрый- отозвался священник, наблюдая как под лучи света вышел юноша, которому, наверное, едва исполнилось 15. Кристофа удивило, даже не то, что он явился в такое позднее время, а то, как он выглядел. Юноша был невысокого хрупкого телосложения; молочно-белые волосы обрамляли его по-девичьи нежное лицо. Аметистовые глаза с искренним весельем смотрели на священника.
-надеюсь, я вас не прервал?- и церковь вновь приобрела краски, когда послышался его мелодичный голос.
-ну, что вы! – оторопело начал отец Кристоф – и на дворе ночь, а не вечер.
-О, ваша наблюдательность делает вам честь – парировал гость с улыбкой.
-Вы хамите, молодой человек!- недовольно произнес священник.
-отнюдь! Я здесь лишь за тем, чтобы смиренно выслушать ваш совет, святой отец!
-вы успели нагрешить в столь юном возрасте? – удивился отец.
-на мне нет греха, можете успокоиться, но вот мой друг просил передать вам свою исповедь.
-а почему он сам не явился?
-он придавлен совестью- еще одна улыбка – вы выслушаете меня? Примите его исповедь?
-таков мой долг- произнес он, в голосе которого теперь слышалось смирение.
-ну, тогда я расскажу вам историю моего друга. Хм, давайте назовем его «Каином». Вы знаете, Каин очень задорный молодой человек, и в деревне, где он жил, его любили, как подобает любить несносное дитя.
-жил?- удивленно переспросил священник.
-не торопите события- весело произнес гость – все по порядку, а то будет неинтересно. Так вот, была у него путеводная звезда – его старший брат. И, вроде бы, жили - они не - тужили, пока в один погожий майский день, брат не привел в дом свою невесту – прекрасную южанку. И тут, впервые Каин понял, что сердце может довольно болезненно биться в груди. Каждый день видеть, как это совершенство дарить улыбку другому, осознавать, что эти нежные взгляды предназначены не ему…эх, это порядком сводило с ума. И, казалось бы, страданиям юности не будет конца, пока судьба не бросило ему в лицо тяжкое испытание… Святой отец, с вами все в порядке? Мне, кажется, вы немного побледнели – прервал свой рассказ гость, наблюдая, как отец Кристоф вновь начал перебирать четки.
-это лишь игра света, молодой человек, прошу вас не отвлекаться. Кажется, сейчас будет поворотный момент в этой истории?
-все верно – со слабой улыбкой подтвердил юноша – тогда, я продолжу.
Как-то днем старший брат получил приглашение от своего старого друга, которому срочно требовалась его помощь. Дорога предстояла длинная и утомительная, поэтому ему пришлось поспешно распрощаться со своей кроткой женой. В ту ночь, Каин заперся в своей комнате. Потому что знал, что сейчас, когда нет ничего сдерживающего его желания, может случиться непоправимое. И, вроде бы, сон уже накрыл его с головой, когда он услышал звук разбитого стекла. Скорее удивленный, чем испуганный, он выбежал в коридор, чтобы столкнуться со своим вожделением…в ночной сорочке и свечой в руке…кровь закипела, и разум смолк, как та свеча, которая поглотила крики, всхлипы и рыдания…Он долго стоял у запертой дери, прося прощения, и с каждым стуком начал все больше тревожиться, ведь скоро приедет брат, а невестка все молчала. Он решил выйти из дому, надеясь, что на свежем воздухе придут правильные ненужные слова, которые помогут ему исправить положение дел, о которых, если честно он не жалел. Вернувшись обратно к дому, он увидел машину, и прежде чем он смог хоть что-то обдумать, послышался крик. Он доносился из спальни новобрачных. Вбежав туда, он увидел брата, который горько рыдал, держа на руках свою бездыханную голубку. Алый след от петли красноречиво объяснил Каину, что произошло.
На следующий день после похорон, два брата сидели в кухне, освещенные керосиновой лампой. В глухой и липкой тишине, старший брат передал Каину помятый клочок бумаги. Каково же было его удивление, когда выяснилось, что это последнее письмо голубки, где она все поведала мужу.
Вы должны понимать, что, когда брат набросился на Каина, тот не стал особо сопротивляться. Он вполне понимал, что заслужил это. Но в последний момент, когда сознание стало его покидать, он вдруг оказал сопротивление. Он не хотел смерти брата, но так уж получилось, что желание жить в тот момент было сильнее. Глядя на своего бездыханного брата, он разбил лампу и позволил керосину распространиться по комнате. Опасная змейка, неся с собой огонь, пожирала их дом, а ветер помогал их пиру. В шоковом состоянии он бродил два дня, пока не набрел на другую деревушку. Его там не то, чтобы приняли с распростертыми объятьями, но и выгонять не стали. Там он живет по сей день… - гость закончил свой рассказ, и, глядя на отца Кристофа, решил вновь заговорить:
-Знаете, святой отец, мне не дано понять человеческое сердце. Да, и ваше тоже мне чуждо. Ваша бледность и дрожь меня немного забавляют.
Юноша подошел к священнику и тихо прошептал:
-скажите мне, святой отец, это происки старости? Неужели призраки прошлого так ярко предстали перед вашими невзрачными глазами?
Священник долго не подымал головы. Холодный пот выступил у него на лице, и давно покинутые страх и ужас вновь посетили старца.
-откуда – дрожащим голосом начал он – откуда тебе все это известно?
-а куда делось уважительное «молодой человек»? – пропел гость, смакуя каждое слово.
-об этом никто не знал…
-кроме мертвых?
-да.
Воцарилась тишина.
-скажите, святой отец, что вы делали с тех самых пор, как приняли сан юнцом? – спросил гость, еще ближе подходя к старцу.
-я молился – глухо, почти со слезами в голосе заговорил священник – грехи… так много грехов. Эта ноша так тяжела…
-в таком случае – произнес гость, накрывая его глаза своей ладонью – прости себя, ибо ты согрешил, Каин – Кристоф.
На долю секунды тело священника вздрогнуло и обмякло.
-милорд Амано, я полагаю, для вас все потеряет смысл, если вы без прелюдий заберете чью-то жизнь – послышался глубокий голос. Вскоре рядом с Амано стоял высокий темноволосый парень, с каким-то недовольством поглядывающий на тело священника. «Мда, думаю, это хорошо, что вы умерли сейчас, отец», пронеслось в голове у парня.
-он еще не мертв, Винсент – улыбаясь, произнес Амано, ожидая последующей реакции.
-знаете, милорд, завязывайте со своим хобби «Читаю-твои-мысли-24-часа-в-сутки»! это раздражает!!!
-могу читать и буду! Найди способ, чтоб я этого не делал, и я перестану.
Винсент вновь посмотрел на священника и заговорил:
-Милорд Амано, ведь вы могли просто забрать его жизнь? Зачем же было ему напоминать о содеянном?
Амано посмотрел на него, а затем старательно имитируя проповедующих священников громко заговорил:
-«Да пребудет смерть моя с отпущением грехов моих. И пусть жизнь станет мне клеткой, пока смиренно буду нести я ношу свою». Я не каратель, Винсент, я его – Молитва. И я подарил ему покой, разве я не великодушен?
«как скажешь»
-это что?! Сарказм?
-нет, милорд Амано, протест! Сказал же , хватит лезть ко мне в голову! Лучше почитайте это.
В холеные ручки Амано попал обожженный конверт, где пепел гласил:

«Адоре Амано,
На празднике СнаСемиНочей,
Прими его молитву.
С любовью,..»
Свечи отбрасывали неровные тени на его лицо, и Винсенту, который стоял напротив своего маленького повелителя, было трудно прочесть выражение его лица.
-а ты знаешь, Винсент – вдруг тихо начал Амано, глядя на него своими аметистовыми глазами – что есть на этом свете люди, которые не умеют молиться?
-людям свойственно подобное высокомерие – спокойно ответил ему парень, не понимая смену настроения – что же, открываем врата и сразу на праздник?
-да
-не расстраивайтесь. Может мороженое?
-знаешь что?! –впервые вскипел Амано – то, что я выгляжу как малолетка, не делает из меня любителя сладкого!!!
-разумеется! – покорно воскликнул Винсент, стараясь максимально свести на нет свою мыслительную деятельность, чтобы ненароком не разозлить это непредсказуемое создание.
Светловолосый юноша и посланник прошли сквозь открытые врата, оставив за собой тихую церквушку и пребывающего вечным сном священника.

@темы: ориджинал

URL
   

Sumire

главная